Новая климатическая эпоха: суровые зимы или экономическое процветание?

Новая климатическая эпоха: суровые зимы или экономическое процветание?

0 8

Сочетание сильного мороза и снега — а затем резкого потепления — в метеобюро Москвы объяснили просто: «Наступила другая климатическая эпоха». На Западе вовсе поговаривают про остановку Гольфстрима — то есть намекают, что холодные аномалии зимой в Европе могут стать нормой. Увы, в случившемся в мире этой зимой — что в Москве, что в Техасе — нет абсолютно ничего нового. «Аномальные» холода здесь и там повторяются год за годом. Это следствие одного экзотического, но регулярного события в южных морях. Впрочем, новая климатическая эпоха нас все-таки ждет. И американские ученые считают, что именно из-за нее подушевой ВВП в России вырастет вчетверо. Разбираемся, правы ли они.

Средняя температура в феврале 2021 года была весьма низка и в России, и в США. В Москве, например, -10.5°С, на -3.8°С ниже средней февральской. В Техасе речь вообще о минус 20 – притом что в этом штате, лежащем на широте Алжира и Ливии, мороз в принципе редкость. Типичный комментарий в российском интернете при этом: «Ну и с каким глобальным потеплением нам предлагают бороться? Это что ли, по-вашему, потепление?»

Ряд людей с учеными степенями вторят: «В России ожидается приближающееся глобальное похолодание. Об этом сообщает профессор Российского государственного гидрометеорологического университета Олег Покровский… На всей территории России происходят серьезные изменения климата, и в будущем это грозит глобальным похолоданием. Глобальное потепление, о котором так долго говорили, под большим вопросом». Звучит очень внушительно: «Гидрометеорологический университет». Поневоле начинаешь задумываться, не прикупить ли акций угольных компаний, – глобальное похолодание же!

Впрочем, на таблицах средних многолетних температур хорошо видно: если брать долгосрочные тенденции, то никакого глобального похолодания, мягко говоря, нет — ни в Москве, ни даже на острове Врангеля (да и вообще в России).

Если перейти к более серьезным людям, то и они говорят странное. Вот главный специалист метеобюро Москвы и области Татьяна Позднякова комментирует события этого февраля: «Это может говорить только о том, что меняется климат, наступила другая климатическая эпоха».

Далее специалист говорит о том, что обычно циклоны шли по планете и России с запада на восток, благодаря чему сильные холода были «заперты» более теплыми воздушными массами в северных широтах, а более теплые – на юге. Сейчас же все изменилось – циклоны могут двигаться с севера на юг, принося в Москву погоду из северного океана в этом феврале или «почти тропическую» – летом.

Позднякова в связи с этим утверждает: «И, не исключаю, что в ближайшие годы погодных катаклизмов может быть еще больше». Вроде бы на погодные катаклизмы указывают и последние работы западных ученых: Гольфстрим, пишут они, рекордно замедлился – впервые за тысячу-другую лет.

Права ли она? Действительно ли нам стоит готовиться к более холодным зимам и чудовищно жаркому лету? Наступила ли новая климатическая эпоха?

Февральские холода 2021 года были предсказуемы, как блэкаут в Техасе – или наступление зимы в России

Начнем с «остановки» Гольфстрима: работа, на которую мы дали ссылку выше, действительно заставляет прессу писать про «рекордное ослабление» переноса теплых вод в Атлантике (ну не игнорировать же работу в рецензируемом научном журнале!). И если этому верить, то стоит ждать холодных зим в Европе как новой нормы.

Но есть нюанс: отдельные СМИ недаром написали «Конечно, результаты стоит воспринимать с осторожностью, тем более что вероятные причины замедления Атлантической циркуляции специально не изучали». Действительно, авторы этой работы такие причины не изучали. Более того, и сами первичных данных по теплопереносу Гольфстрима не собирали, а использовали материалы, собранные другими учеными – притом не прямые измерения (тысячу лет назад их некому было проводить – не было термометров), а «прокси» – косвенные данные, опирающиеся на изотопный состав тех или иных древних организмов и пород.

А вот авторы другой работы, которые пробовали опираться на измеренные данные, а не «прокси» (те часто дают приличную ошибку), пришли к ровно противоположному выводу: никакого ослабления Гольфстрима просто нет. Пресса, правда, вот эту работу не освещает, а освещает первую, про рекордное ослабление. Почему – понятно: озвучивать банальные новости в стиле «все как всегда, и даже с Гольфстримом» – уныло. Такое скучно и писать автору новости, и читать – его аудитории.

Теперь перейдем к более актуальным вопросам. Действительно ли февральский мегаснегопад в Москве – а равно и блэкаут после морозов в Техасе – «аномальные события»?

Увы, на самом деле нынешние февральские события – снежные горы в Москве, плюс неслабый мороз – никоим образом не были внезапными.

Если мы откроем прессу за начало ноября 2020 года, то увидим заголовки: «Ла-Нинья отзовется холодной и снежной зимой в России». До февральских событий оставалось еще три месяца – но по упомянутой ссылке уже утверждали:

«В южной части Тихого океана зарождается природный феномен Ла Нинья, явление может стать самым мощным такого рода за последние десятилетия. Эксперты Всемирной метеорологической организации предрекают холодную и снежную зиму в Европе, а также различные катаклизмы в других регионах планеты… пик этого явления приходится как раз на зимние месяцы».

Напомним: Москва находится в Европе. Иными словами, о том, что будет в нашем феврале, западные метеорологи знали месяцы назад. За счет чего?

Все дело в словах «Ла Нинья». Самый главный погодный (но не климатический – тут важно не путать) переключатель на нашей планете называется Эль Ниньо/Ла Нинья («Мальчик»/«Девочка»). Эль Ниньо – это резкое потепление вод в экваториальной части Тихого океана, ситуация, при которой подъем холодной воды из глубин в этой части крупнейшего водоема планеты временно прекращается. Без холодной воды из глубины поверхностные воды начинают нагреваться – а воздух над ними прекращает охлаждаться.

Это полностью меняет всю картину ветров в этой части мира. Тихий океан огромен – и в итоге влияние «Мальчика» разносится по всей планете. Именно за счет очень сильного Эль-Ниньо зима 2019-2020 годов – то есть прошлая – была рекордно теплой по всей России, от Калининграда до Камчатки. В столице, напомним, впервые за всю историю наблюдений средняя температура января была выше нуля. Вообще, в период сильного Эль-Ниньо средняя температура на планете всегда выше, чем в норме.

Ла-Нинья – это, как легко догадаться, Эль-Ниньо наоборот. Ситуация, когда холодная (на 3-5 °C ниже обычного) вода из глубин экваториальной части Тихого океана вдруг начинает подниматься и забирать тепло у атмосферы. Иногда это пытаются объяснить периодическим ослаблением пассатов, но и их причина, в конечном счете, неизвестна.

Какой бы ни была неизвестная нам причина, но средняя температура поверхности Земли при Ла-Нинья падает. Нарушается и перенос ветров с запада на восток в умеренных широтах – и циклоны могут начать переноситься по нетипичным маршрутам с севера на юг. Так уже было в 2011 году. И, что характерно, в феврале 2011-го средняя температура в Москве составила -11,0°С, или на 4.3°С ниже нормы. То есть тогда было холоднее, чем в этот февраль – разве что снега выпало поменьше.

То же самое можно видеть для другой стороны океана. В феврале 2011 года в Техасе – как и в 2021-м – ударил ледяной шторм, просто несколько меньшей силы. И тоже были массовые отключения электричества, выход из строя электростанций, образование гидратных пробок в газовых трубах и тому подобное. Техасская пресса в этом году сделала из этого верный вывод – в статьях с заголовками типа: «Техасский блэкаут – заранее предсказанная катастрофа»

Может ли это стать «новой климатической эпохой», как предсказывает метеоролог Позднякова? Может ли участиться число «погодных катаклизмов»? Нет.

Сильная Ла Нинья – явление не просто временное, но и редкое. Последнее было десяток лет назад. Если эта Ла Нинья затянется, нечто подобное может быть и в следующем году, но стать систематическим явлением настолько холодный февраль не может. Средний период цикла Эль Ниньо/Ла Нинья – чередования повышений и понижений средней температуры на планете – 3-8 лет. Никто не знает, почему он колеблется в этих пределах, как и того, когда именно наступит его следующий цикл.

Но одно ученые уже сейчас понимают точно: вектор развития климата смотрит совсем в другую сторону – и совсем в другую климатическую эпоху. Холодные и снежные зимы – совсем не то, что ждет нас в будущем.

Что случится с российским климатом на самом деле и почему это так сильно беспокоит США?

Эль Ниньо/Ла Нинья существуют не менее десяти тысяч лет, и при всей их суровости – это все же не те явления, которые могут сформировать эпоху. А вот антропогенная деятельность добавляет в атмосферу более 37 миллиардов тонн углекислого газа в год – в сто раз больше, чем вулканы и иные абиогенные факторы. И потепление действительно вполне реально – это видно уже из того, что нынешний февраль мы воспринимаем как нечто необычное. Между тем, в XX веке это был бы вполне рядовой февраль, ничего особенного. Теперь, чтобы устроить его, нужна сильная Ла Нинья – без нее зима куда теплее.

И надо четко понимать: на России потепление действительно скажется сильнее, чем на любой другой стране с большим населением. Достаточно взглянуть на две карты ниже: России современной и России 2071-2100 годов. Легко видеть, что основная часть нашей страны сегодня классифицируется как «Холодная, без сухого сезона, холодное лето» (цвета морской волны). А к концу века основная часть страны будет находиться в климате «Холодная, без сухого сезона, жаркое лето» (голубое). Сегодня более 95% населения живут именно во втором – но им слишком холодно, чтобы жить в первом.

Взглянем на карту изменения для европейской части России: выходит, на ее побережье Северного Ледовитого океана климат будет примерно как сейчас в средней полосе, а в средней полосе – заметно теплее, чем сегодня.

Американские исследователи еще в 2015 году опубликовали в Nature анализ того, как все это может повлиять на российскую экономику. Их вывод: подушевой ВВП в России по климатическим причинам должен вырасти на величину до 200%. В комментарии для New York Times первый автор этой работы выразился еще более резко: «К 2100 году подушевой ВВП США из-за потепления снизится на треть от своего потенциального уровня без потепления… Канада, Скандинавия, Исландия и Россия могут увеличить свой подушевой ВВП до пяти раз – если им хватит людей, чтобы обеспечить достаточно бурный рост своей экономики».

Каким именно образом? На Западе в курсе того, что сходу назовет редкий житель России: наша страна в последние два десятка лет показала быстрый рост в отраслях, прямо связанных с климатом. Экспорт пшеницы за это время вырос с миллиона тонн в год до более чем 40 миллионов тонн в год – и в результате она заняла первое место в мире по этому показателю. В отдельные годы именно на нее приходится каждая пятая тонна экспортированной пшеницы в мире.

Только за прошлое десятилетие ее вывоз из нашей страны удвоился – при одновременном росте внутреннего потребления на десяток процентов. Вдобавок, в местной пшенице стало больше белка – ее питательная ценность возросла. Ведь при росте температуры в период вызревания пшеницы количество белка в ней увеличивается.

Дело не ограничивается одной пшеницей: сельскохозяйственный экспорт из России за 20 лет вырос в шесть раз и достиг десятков миллиардов долларов в год, обогнав оружейный. Что там говорить, если даже экспорт риса из нашей страны сравнялся с импортом – хотя еще в 1980-х рис здесь практически не выращивался по очевидным климатическим соображениям.

Разумеется, российские власти любят говорить о том, что все это результат внедрения новой сельхозтехники, прогрессивных технологий и поддержки сельского хозяйства. Куда реже они упоминают – если вообще делают это – объективные параметры, такие, как уровень осадков и средние температуры. А эти параметры в российских сельскохозяйственных регионах за последние 20 лет заметно улучшились.

Зато их американские коллеги о климатической части российской истории успеха не забывают: «Русское сельскохозяйственное доминирование, – говорит Род Шооновер (Rod Schoonover), бывший директор по вопросам окружающей среды и природных ресурсов в Национальном разведывательном совете США, – это неожиданно появившаяся проблема национальной безопасности [США], которая является недооцененной геополитической угрозой».

Опасения американских элит подытоживает автор все той же работы в Nature: по его мнению, потепление к 2100 году на 36% снизит подушевой ВВП США, но может увеличить его в 3-4 раза в России. Сегодня ВВП по ППС в нашей стране отстает от американского примерно вдвое. Сокращение этого разрыва вчетверо, при прочих равных, будет означать выравнивание фактического подушевого ВВП в наших двух странах. США этот сценарий крайне беспокоит: и с сегодняшней Россией они толком не знают, что делать. Со страной, равной себе в экономическом смысле, им и вовсе сталкиваться не хочется.

Суммируем: с геополитической точки зрения глобальное потепление означает, что пригодная для жизни людей площадь России заметно увеличится – возможно, в разы. Это равносильно присоединению к нынешнему российскому государству многих миллионов квадратных километров новых земель. Поэтому неудивительно, что США крайне настороженно воспринимают такое геополитическое будущее нашей страны.

Правы ли американские эксперты?

Может показаться, что американские ученые просто немного заигрались в свое моделирование, как это, честно сказать, с ними уже не раз случалось. Быть может, они где-то ошиблись и в результате обрисованный выше золотой век в нашей стране не случится?

Сначала о климатической стороне вопроса. Бесспорно, американские исследователи – не единственные, кто ждет расцвета нашей страны от глобального потепления. Откроем работы российских ученых: миллионы квадратных километров азиатской части России лишатся «вечной» мерзлоты в верхнем слое грунта и станут более обитаемы.

Другая научная работа: при максимальном прогнозируемом потеплении летние температуры в Сибири вырастут в среднем на 5,7 градусов, а осадки – на 140 миллиметров в год (ведь потепление в норме сопровождается ростом осадков). Итоги: если сейчас 80% азиатской части России неблагоприятна к проживанию людей, то к 2100 году эта доля может упасть до 38%.С чисто климатической точки зрения емкость только азиатской части страны увеличится в пять раз – то есть там сможет жить впятеро больше людей, чем сейчас.

Еще одна работа российских исследователей показывает, что часть пустынь и полупустынь юга России уже превратилась в степи — с соответствующей сменой фауны. Частью это списывают на уменьшение выпаса там скота, но уже с начала этого века поголовье скота в этих районах достигло советских значений.

Более вероятная причина зарастания пустынь и полупустынь – увеличение количества выпадающих здесь осадков. Все модели предсказывают – и прошлое Земли это подтверждает – что по мере роста средних температур количество осадков тоже растет. Если зарастание юга страны обусловлено именно этим, то текущие изменения принесут пользу не только средней полосе и северной части страны.

Не исключено, что и отечественные, и зарубежные научные работы несколько недооценивают реальный потенциал потепления в России. Дело в том, что практически все существующие климатические модели неверно воспроизводят климат древней Земли в теплые периоды. Для мезозоя и палеоцен-эоценового термического максимума все существующие модели предсказывают перегретые тропики, где невозможно жить, и довольно прохладные приполярные широты.

Однако реальные данные раскопок и анализов древних пород указывают на совсем иную картину. Тропики кишели жизнью, а в 900 километрах от южного полюса была среднегодовая температура современной Ялты – +13 (при 1120 миллиметров осадков в год). Это намного, намного теплее, чем предсказывает любая модель. Сейчас в Антарктиде на таком же удалении от полюса средняя температура на 60 градусов ниже, чем в мезозое.

Это противоречие называют «парадокс прохладных тропиков»: получается, что у полюсов было в среднем на 60 градусов теплее, а в тропиках и на экваторе – от силы на несколько градусов теплее, чем сегодня И это при том, что некоторые данные показывают: моря в тропиках в теплые эпохи могли быть даже чуть прохладнее, чем сегодня. Такой парадокс означает, что любые современные климатологические работы могут существенно недооценивать степень потепления в России в ближайшие десятки и сотни лет.

Как видно из графика, среднегодовая температура на северном и южном полюсах в теплые периоды истории Земли примерно соответствовала климату Москвы в XX веке. На широте сегодняшней Москвы климат был примерно как сегодня на Тайване.

Разумеется, в обозримом будущем на Земле Франца-Иосифа не будет Ялты – для этого нужно потепление куда сильнее нынешнего. Но вот наступление ялтинского теплого и влажного климата в средней полосе в ближайшие несколько сот лет исключать все-таки нельзя – если, конечно, развитые страны не начнут изымать СО2 из атмосферы Земли принудительно.

И все же мы должны констатировать: американские исследователи не вполне правы. Во-первых, никакого «климатически обусловленного» падения среднедушевого ВВП в США к 2100 году не будет – скорее, будет рост. Во-вторых, в России, при сегодняшней экономической и демографической политике властей, ни упятерения населения Сибири, ни роста подушевого ВВП в 3-4 раза по климатическим причины не будет. Почему?

Отчего новая климатическая эпоха не приведет к упадку экономики США

По первому пункту все просто: предположение об упадке американской экономики основывается на идее, что по мере потепления снизится продуктивность американского сельского хозяйства. Между тем, это чрезвычайно сомнительно.

Чтобы понять, что случится с теплыми Штатами по мере потепления, полезно взять очень теплую страну, максимально уязвимую к глобальному потеплению – допустим, Бангладеш – и узнать, что уже случилось с ее сельским хозяйством в его ходе. Средняя температура в Бангладеш – +26 градусов, а в США – +12,4 градуса (то есть как в приполярных районах мелового периода). Очевидно, что никакое глобально потепление не сделает США теплее нынешнего Бангладеш. Так что же глобальное потепление сделало с растительностью этой тропической страны?

Сельское хозяйство Бангладеш за 1970-2010-е – пик интенсивности наблюдаемого глобального потепления – показывало мощный рост урожайности. Главная культура страны – рис, и его урожайность в 1970 году была 11 центнеров на гектар, а в 2011 году – уже 30 центнеров на гектар. Картофель за то же время сделал рывок от 33 до 196 центнеров с гектара.

Итоги довольно предсказуемы: питание местных жителей радикально улучшилось, и сейчас лучшее за всю историю региона. Страна с площадью Вологодской области и населением больше населения всей России все лучше справляется с продовольственной проблемой – а вот Россия при такой площади прокормить свое население точно не смогла бы.

На это можно возразить: сельхозкультуры удобряют, обрабатывают пестицидами и так далее. Все это не показатель. Что ж, все так – хотя в американской экономике 2100 года вряд ли не будут использовать удобрения и пестициды, а значит, упадка для нее ждать не стоит. Тем не менее, окинем взглядом и то, что происходит с дикорастущими растениями Бангладеш – это тоже весьма интересно.

Дикая растительность там чувствует себя очень неплохо: в 1986-2015 году местные деревья увеличили эффективность использования воды на величину от 29 до 46%. Эффективностью использования воды называют соотношение количества потребляемой растением воды к приросту ее биомассы в единицу времени.

Причина такого роста эффективности ее использования, заключают ученые – в увеличении концентрации углекислого газа в земном воздухе за тот же период. Он составил примерно 15% – что и обеспечило рывок развития местным «диким» растениям. В конце концов, именно из этого газа они получают углерод, из которого в основном и строят свою биомассу. Что интересно, большинство климатических моделей обещают Бангладеш еще и рост количества осадков из-за потепления.

Может быть, такие позитивные последствия выбросы антропогенного СО2 имеют только в Бангладеш, а в других жарких частях мира оно ведет к угнетению всего живого? Нет: в 2000-2017 году четверть всего прироста площади листьев на планете пришлось именно на тропические и экваториальные регионы (южнее 25 градуса северной широты и севернее 25 градуса южной широты).

И это много: если во всем мире после 2000 года площадь листьев выросла на 5,39 миллиона квадратных километров, то в указанной теплой зоне планеты – на 1,49 миллиона квадратных километров. Вывод: даже в самых теплых частях мира никакого угнетения растительности из-за глобального потепления не наблюдается. Напротив, налицо сильнейший рост.

Какова вероятность, что тропики и экватор во время сильного потепления показывают бурный расцвет растительности, а США, значительно более холодные, чем тропики и экватор, в период до 2100 года покажут резкий спад? Честно сказать, вопрос риторический, и вряд ли требует ответа. Но все же: за пределами компьютерного моделирования она неотличима от нуля.

Итого: никакого спада американского подушевого ВВП по климатическим причинам не случится. Напротив, вероятен подъем.

И не поможет экономике России

Возьмем типичную околоэкваториальную страну, допустим, Никарагуа. Среднегодовая температура там +26 градусов – такая, какой в России не будет никогда, ни при каком глобальном потеплении. Осадков там от 1000 до 3000 миллиметров в год – опять-таки, у нас так не будет и через тысячу лет. Урожаев в год снимают от от двух до трех. Крупного рогатого скота там больше, чем людей, и его никто не выпасает: в силу отличного климата он пасется сам, причем круглый год. Но вот живет местное население в разы беднее нашего.

Сходная картина и в соседних странах, а равно и в экваториальных странах Африки, Индонезии и так далее. Во всей экваториальной зоне буквально две страны с подушевым ВВП выше российского: Сингапур и пытающаяся (насколько позволяют умственные возможности ее властей) его во всем копировать Малайзия. Все.

Эти примеры показывают: объективные преимущества в большинстве случаев – ничто. Богатство народов достигается даже не их трудом (типичный никарагуанский крестьянин вкалывает больше и тяжелее типичного малайца), а их мозгами. Причем на 80% результаты определяются даже не мозгами простых граждан, а мозгами тех, кто ими управляет. Династия из Ли Куан Ю и его сына правит Сингапуром хорошо – поэтому подушевой ВВП там в разы выше нашего. Малайцы копируют действия соседней династии на троечку, но все равно показывают подушевой ВВП как минимум не ниже российского.

Российские власти (а равно и оппозиционеры) не в курсе, что управляет ростом экономики. От этого заявления их представителей показывают, что никакого выравнивания подушевого ВВП США и России не будет вообще никогда. До тех пор, пока уровень макроэкономической грамотности российских политиков любой части спектра таков как сегодня – мы всегда будем жить беднее американцев.

С этим абсолютно ничего нельзя сделать – даже если на Земле Франца-Иосифа станут снимать по три урожая манго в год (что заведомо нереально). Субъективные преимущества (умственные способности элит) важнее любых объективных преимуществ нации – это показывает вся экономическая история человечества. Простой пример: американские экономические элиты понимают, почему печатание денег на триллионы долларов может обходиться без инфляции, а наши – нет. Пока это так и остается – ничего принципиально не изменится.

Поэтому нам не поможет никакое потепление. Судя по тому, что в плане макроэкономической программы наша оппозиция ничем не отличается от властей – не поможет ни при каких политических изменениях. Никогда.

И все же, новая климатическая эпоха наступит – и это хорошо

Тем не менее, жизнь человека состоит не только из экономики. Состояние нашей психики напрямую зависит от того, сколько времени человек может проводить на природе, и того, как он себя при этом чувствует. Холод вызывает у нас такой же ответ, как и типичный дистресс – поэтому число желающих жить в холодных местах и в России много меньше, чем число желающих жить в средней полосе или на юге страны.

Целый ряд научных исследований уже довольно давно показал: степень удовлетворенности человека жизнью весьма серьезно коррелирует с климатом. По эмпирическим данным (неполным, потому что жаркие страны в этом плане исследованы слабо), она достигает максимума при среднегодовой температуре в +13,9°C.

А вот влажность, ветер, осадки и солнечный свет на ощущение счастья не влияют. +13,9°C – это выше, чем почти в любой точке современной России (за исключением предельно южных точек, вроде Сочи и Дербента), и даже чуть выше, чем в приполярных областях Антарктиды мелового периода. Но, определенно, к 2100 году ситуация в нашей стране заметно изменится, и местами меловой антарктический уровень тепла все же будет достижим и для наших сограждан.

Очевидно, что смягчение климата неизбежно снизит годовую «дозу» стресса, испытываемую средним жителем России. А это, само по себе, не так уж и плохо – и даже лучше развитой экономики. Возьмем рейтинг самых благополучных регионов России: первое место в нем занимает Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО), на втором месте — Магаданская область, третье – Чукотка. При этом Москва на шестом месте, а Санкт-Петербург — на десятом. Критерии «успешности» региона были простые: зарплата и валовой продукт на душу населения. Само собой, экономически впереди оказались весьма холодные места.

Но вот если мы взглянем на демографическую историю этих регионов, то заметим: люди туда либо не особо едут (ЯНАО), либо бегут (Магаданская область, Чукотка), и бегут уже давно. На той же Чукотке тридцать лет назад жило втрое больше людей, чем сегодня. Да и продолжительность жизни в таких местах как правило меньше, чем в условной Белгородской области. Вывод: экономика для многих все же менее важна, чем общие условия для жизни.

А они, в новой климатической эпохе, в нашей стране станут заметно менее суровыми. И это не может не радовать.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий